Если налоговая отнесла юр лицо к неблагонадежным

Ответственность по неблагонадежным контрагентам

Опишите причину своей жалобы

Добрый вечер,
Вопрос в следующем, какие санкции грозят компании, в случае, если налоговая признает одного из наших контрагентов-поставщиков неблагонадежным и снимет НДС к вычету с поставок от него. Все поставщики отчетность сдают. Т.е. они доначислят НДС и налог на прибыль к уплате плюс пени. Есть ли штрафы, если возникнет такая вероятность. Возможна ли в таком случае, приостановка деятельности компании, блокировка счетов, размеры штрафов, зависят ли штрафы (если они есть) от суммы возможного доначисления НДС?

Какая ответственность в таком случае у учредителя (иностранец), генерального директора, главного бухгалтера?

Ответ ( Один )

Опишите, почему вы пишете жалобу на этот ответ

Если налоговые органы посчитают, что Вы не уплатили налог, и доначислят налог на прибыль и НДС, то Вас могут оштрафовать за неуплату налога.

Штраф за неуплату налогов и страховых взносов — 20% от суммы, не уплаченной в результате занижения базы или иного неправильного исчисления. А если неуплата умышленная — 40% от этой суммы (п. п. 1, 3 ст. 122 НК РФ, ст. 26.29 Закона N 125-ФЗ).

Кроме штрафа, при неуплате налога (взносов) будут начислены еще и пени.

В соответствии со ст.45 Налогового кодекса РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения этой обязанности налоговый орган направляет налогоплательщику требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа. Если это требование не выполняется, то взыскание задолженности с организации или индивидуального предпринимателя производится в порядке, предусмотренном статьей 46 НК РФ, то есть за счет денежных средств на счетах налогоплательщика.

При взыскании задолженности в банк, в котором открыты счета налогоплательщика — организации или индивидуального предпринимателя, направляются поручения налогового органа на списание и перечисление в бюджетную систему Российской Федерации необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика.

Для обеспечения исполнения решения о взыскании налога, сбора, пеней налоговый орган вправе применить решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (налогового агента).

Административной ответственности для учредителя , генерального директора и главного бухгалтера в данной ситуации не предусмотрено. Налоговые органы не имею права приостанавливать деятельность организаций.

А вот взыскать недоимку с учредителя и генерального директора налоговые органы смогут, но только через суд.

Федеральным законом N 401-ФЗ в пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ внесена поправка, которая может оказаться очень неприятной для руководителей организаций, ее учредителей и других взаимозависимых с организацией лиц. Может оказаться, что им придется за счет своих собственных средств уплатить налоги, которые задолжала в бюджет подведомственная им организация.

Правда, суды уже выносили решения, по которым руководители организацией привлекались к данной процедуре в рамках субсидиарной ответственности с организаций, которую признавали за ними суды. Так, согласно п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, названные лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии, в частности, такого обстоятельства: документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством РФ, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством РФ, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Такая субсидиарная ответственность распространяется и на долги обанкротившегося предприятия в форме налоговой задолженности (см., например, Постановление АС МО от 14.06.2016 N Ф05-7325/2016 по делу N А41-7686/2013 ).

Теперь налоговый орган сможет взыскать недоимку с взаимозависимого лица организации практически уже по факту ее наличия, и сделать это ему будет гораздо проще (хотя тоже через суд).

Что делать, если вашего контрагента налоговики признали фирмой-однодневкой

Организация (УСН с объектом «доходы минус расходы») заключила договор поставки товара (оборудования). Факт приобретения был должным образом подтвержден первичными документами и отражен в учете организации. Налоговый инспектор считает поставщика, с которым организация заключила договор поставки товара, «фирмой-однодневкой» и требует убрать из расходов затраты на приобретение данного товара и сдать уточненную декларацию. Как правильно поступить в такой ситуации?

Согласно п. 2 ст. 346.16 НК РФ при исчислении налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, затраты, осуществляемые налогоплательщиком, могут быть учтены в составе расходов при условии их соответствия критериям, приведенным в п. 1 ст. 252 НК РФ, то есть они должны быть:

— произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода;

Данные правила являются обязательными для отнесения затрат к налоговым расходам. При невыполнении хотя бы одного из них затраты для целей налогообложения не учитываются.

Как следует из нормы ст. 252 НК РФ, налоговое законодательство не связывает возможность возникновения у налогоплательщика права на признание расходов при расчете налоговой базы с добросовестностью контрагентов налогоплательщика.

Вместе с тем при проведении налоговых проверок налоговые органы иногда отказывают налогоплательщикам в признании расходов, ссылаясь на наличие у поставщиков признаков «фирм-однодневок».

В то же время в п. 2 определения Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 329-О говорится, что истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Там же отмечалось, что, по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

Необходимо учитывать и выводы, содержащиеся в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53).

Напомним, что Постановлением N 53 введено понятие необоснованной налоговой выгоды — величины, которая может быть обоснована и доказана расчетным путем. Иными словами, практически подтверждается практика, в соответствии с которой (несмотря на презумпцию добросовестности) налогоплательщик может быть признан виновным в совершении налоговых правонарушений и в случае, если в его действиях отсутствуют явные нарушения налогового законодательства. Пунктом 1 Постановления N 53 фактически вводится определение налоговой выгоды, которая, по мнению ВАС РФ, может быть обоснованной или необоснованной.

Так, «. представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, не полны, не достоверны и (или) противоречивы. «.

Необоснованной налоговая выгода может быть признана в случаях, когда для целей налогообложения операции учтены:

— не в соответствии с их действительным экономическим смыслом;

— не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Судебные инстанции считают, что налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по НДС и отнесения сумм, уплаченных контрагентам, на расходы при исчислении налога на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции (постановление ФАС Московского округа от 07.04.2010 N КА-А40/1783-10).

В Приложении N 2 (п. 12) к Приказу ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок» (в редакции приказа ФНС России от 14.10.2008 N ММ-3-2/467@) приведены рекомендации налогоплательщику о проведении определенных действий по изучению контрагентов, свидетельствующих о проявлении им должной осмотрительности при заключении хозяйственных договоров.

Кроме того, Минфин России в письмах от 10.04.2009 N 03-02-07/1-177 и от 21.07.2010 N 03-03-06/1/477 отмечает, что об осмотрительности и осторожности налогоплательщика могут свидетельствовать меры, включающие в себя получение налогоплательщиком от контрагента копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, проверка факта занесения сведений о контрагенте в Единый государственный реестр юридических лиц, получение доверенности или иного документа, уполномочивающего то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента, использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента, предпринимаемые налогоплательщиком в целях подтверждения добросовестности его контрагента.

Вместе с тем следует отметить, что суды при рассмотрении налоговых споров в каждом конкретном случае оценивают совокупность представленных налогоплательщиком и налоговым органом доказательств при определении достаточности мер, предпринятых налогоплательщиком для установления добросовестности контрагента. При этом судебную практику нельзя признать однозначной.

Так, в одних случаях действия налогоплательщика по запросу у контрагента копий свидетельства о государственной регистрации, свидетельства о постановке на налоговый учет, устава, выписки из Единого государственного реестра юридических лиц судебные органы расценивают как проявление стороной договора должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19.04.2007 N Ф04-2377/2007, от 28.07.2008 N Ф04-3895/2008, Восточно-Сибирского округа от 07.10.2008 N А33-5672/2008, ФАС Московского округа от 09.09.2011 N Ф05-8799/11). Также суды считают, что нормы Налогового кодекса РФ не обуславливают право на учет расходов для целей налогообложения исполнением контрагентом своих обязанностей по уплате налогов в полном объеме (смотрите, например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 20.06.2012 N Ф08-3099/12, Десятого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2011 N 10АП-8320/11 и от 10.09.2012 N 09АП-23691/12).

В других случаях суды соглашаются с позицией налогового органа и считают, что налогоплательщик не проявил должной степени осмотрительности при выборе контрагента, поскольку не предпринял действий по выявлению наличия у контрагента необходимых ресурсов, квалифицированного персонала, не проверил нахождение контрагента по его юридическому адресу, указанному в регистрационных документах, не истребовал у контрагента копии налоговых деклараций с отметкой налогового органа о получении, позволяющие оценить тот факт, что контрагент скрывает реальные обороты, не истребовал у контрагента бухгалтерский баланс с отметкой налоговых органов, который позволил бы выявить наличие либо отсутствие производственных активов, имущества и иных документов, а также доказательства, подтверждающие реальность деятельности контрагента (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 05.06.2012 N Ф04-1818/12, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2012 N 15АП-5673/12).

Таким образом, в целях минимизации налоговых рисков налогоплательщику при выборе контрагентов целесообразно предпринимать различные действия для подтверждения надежности контрагента, в том числе и интересоваться его налоговой отчетностью.

Однако необходимо отметить следующее.

В соответствии с п. 9 ст. 84 НК РФ сведения о налогоплательщике с момента постановки его на учет в налоговом органе являются налоговой тайной. К таким сведениям относятся и данные налогового учета. Согласно п. 1 ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике. Вместе с тем не признаются налоговой тайной сведения, разглашенные налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия (пп. 1 п. 1 ст. 102 НК РФ).

Читать также:  Как узнать сколько нужно заплатить налога ндфл 2019год

Из сказанного следует, что Налоговым кодексом РФ ограничивается возможность распространения соответствующих сведений контролирующими органами. Сама же организация вправе самостоятельно определять, предоставлять ли (и в каком объеме) сведения о себе как о налогоплательщике другим лицам. Кроме того, организация может определить, что данные налогового учета являются ее коммерческой тайной (ст. 3, ст. 10 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне»).

В заключение отметим, что законодательство не обязывает налогоплательщиков истребовать налоговую отчетность у своих контрагентов, в том числе данные о своевременности исполнения ими налоговых обязательств. Последние, в свою очередь, также не обязаны представлять истребуемые документы и сведения. В то же время в целях проявления должной осмотрительности при заключении гражданско-правовых договоров сторона по договору вправе самостоятельно определять способы выявления неблагонадежных контрагентов и на основании полученных сведений принимать решение о целесообразности заключения договоров с теми или иными лицами.

В рассматриваемой ситуации правомерность решений, принятых налоговым органом, с учетом всех обстоятельств дела, может быть установлена только вышестоящим налоговым органом (в досудебном порядке) либо арбитражным судом.
В связи с этим организация может воспользоваться своим правом и обжаловать решение налогового органа в соответствии со ст. 138 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 138 НК РФ подача жалобы в вышестоящий налоговый орган (вышестоящему должностному лицу) не исключает права на одновременную или последующую подачу аналогичной жалобы в суд, если иное не предусмотрено ст. 101.2 НК РФ.

На основании п. 5 ст. 101.2 НК РФ решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе (письмо Минфина России от 03.06.2009 N 03-02-08/46).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
профессиональный бухгалтер Молчанов Валерий

Ответ прошел контроль качества
23 октября 2013 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Пределы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов

Одна из актуальнейших проблем современного налогового права — это вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов. В налоговом законодательстве какие-либо положения на этот счет отсутствуют, равно как отсутствуют понятия «недобросовестность налогоплательщика во взаимоотношениях с контрагентами», «должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента», «схема по уклонению от уплаты налогов», «необоснованная налоговая выгода» и т.п. Указанные категории в полной мере являются результатом судебного правотворчества, что, безусловно, нельзя считать нормальным явлением в условиях провозглашенного ст. 10 Конституции РФ принципа разделения властей. Пробелы в законодательстве по столь важным для налогоплательщиков вопросам заполнены судебными позициями, выработанными Конституционным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, арбитражными судами округов, которые, следует отметить, не отличаются достаточной определенностью и последовательностью.

Как следствие, это привело к непредсказуемости и противоречивости судебной практики по налоговым спорам.

Безусловно, подобное положение вещей не добавляет субъектам предпринимательской деятельности инициативы и экономической активности, исключает нормальное налоговое планирование.

Вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия и правосубъектность своих контрагентов встает, как правило, при разрешении двух категорий налоговых споров:

1. Налоговые споры, связанные с вычетом (возмещением) НДС.

2. Налоговые споры, связанные с обоснованностью и допустимостью расходов, учтенных для целей исчисления налога на прибыль.

Попытаемся рассмотреть некоторые теоретические и практические аспекты указанной проблемы.

Что говорят «большие суды»

Определить границы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов попытался Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 12 октября 2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Однако в Постановлении по этому вопросу содержатся неоднозначные позиции.

С одной стороны, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей, равно как и взаимозависимость участников сделок, сами по себе не являются доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В то же время подчеркивается, что налоговая выгода может быть признана необоснованной:

— если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом;

— если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как видим, четких ориентиров по вопросу ответственности налогоплательщика за своего контрагента в указанном выше Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ не содержится. Использование Высшим Арбитражным Судом РФ абстрактного понятия «должная осмотрительность и осторожность» без определения четких критериев таких обстоятельств, безусловно, предоставляет судам полную свободу усмотрения при рассмотрении споров между налогоплательщиками и налоговыми органами.

Не отличаются определенностью и правовые позиции Конституционного Суда РФ.

Так, в Определении от 16 октября 2003 г. N 329-О Конституционный Суд РФ указал: истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Еще более «полезная» для налогоплательщиков позиция изложена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 9-П. Суд отметил, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа.

В то же время в Определении от 25 июля 2001 г. N 138-О Конституционный Суд формулирует правовую позицию, согласно которой недобросовестные налогоплательщики не могут пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестные. При этом четких критериев, позволяющих отличить добросовестного налогоплательщика от недобросовестного, ни законодателем, ни судебной практикой до сих пор не выработано.

Ясно, что в подобных условиях налоговый орган и суд могут повесить «клеймо недобросовестности» практически на любого налогоплательщика.

Поставщик поставщику рознь

Для целей определения пределов ответственности налогоплательщика за своих контрагентов (по вопросу о правомерности вычета (возмещения) НДС и допустимости расходов по налогу на прибыль) можно на примере взаимоотношений по договору поставки выделить следующие уровни «дефектности» контрагентов (поставщиков).

1. Поставщик является вполне реальным хозяйствующим субъектом, осуществляющим вполне реальную предпринимательскую деятельность и исправно представляющим налоговую отчетность. При этом поставщик в полной мере располагает материально-техническими, производственными и административными ресурсами, необходимыми для данной предпринимательской деятельности (персонал, складские и производственные помещения, оборудование, транспорт и т.д.). Действительность хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком под сомнение не ставится. Однако по каким-либо причинам, например вследствие финансовой несостоятельности, имеет место неуплата (неполная уплата) поставщиком налогов в бюджет.

2. Поставщик является действующим хозяйствующим субъектом, представляет налоговую отчетность, но объемы и характер осуществляемой им предпринимательской деятельности, а также имеющиеся в его распоряжении ресурсы позволяют усомниться в возможности совершения отраженной хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком в том объеме, который заявлен в представленных документах. При этом имеется задолженность по уплате поставщиком налоговых платежей в бюджет.

3. Поставщик существует только в Едином государственном реестре юридических лиц, по зафиксированному юридическому адресу не располагается, сведения о реальном месте нахождения и осуществляемой предпринимательской деятельности отсутствуют, налоговая отчетность либо не сдается, либо сдается с нулевыми показателями, отраженные в документах учредители и директор отрицают свою причастность к деятельности поставщика.

4. Поставщик отсутствует в Едином государственном реестре юридических лиц, соответственно налоговая отчетность не сдается, налоги в бюджет не уплачиваются.

В первых двух случаях суды, как правило, встают на сторону налогоплательщика, подтверждая право на вычет (возмещение) НДС и право на учет расходов для целей исчисления налога на прибыль. При этом отмечается, что в отсутствие прямых доказательств умысла и недобросовестности, направленных на уклонение от уплаты налогов, налогоплательщик не должен нести ответственность за нарушения, допущенные контрагентом; действующее налоговое законодательство не предусматривает возложения на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов; права налогоплательщика не поставлены в зависимость от результатов хозяйственной деятельности контрагентов при осуществлении налогоплательщиком реальной хозяйственной деятельности; налоговым законодательством установлен принцип личной ответственности хозяйствующего субъекта, нарушившего законодательство, и только при наличии его вины (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 сентября 2007 г. N 9893/07, Постановление ФАС Поволжского округа от 25 октября 2007 г. по делу N А72-2575/07, Постановления ФАС Московского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А40-62081/06-108-342, от 2 ноября 2007 г. по делу N А41-К2-26262/06 и др.).

В третьем случае риск неблагоприятного для налогоплательщика судебного решения значительно выше. Часто суды встают на позицию налоговых органов, усматривая фиктивность хозяйственной операции, совершенной (отраженной) между налогоплательщиком и фактически не существующим поставщиком (Постановление ФАС Поволжского округа от 18 октября 2007 г. по делу N А12-5520/07, Постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2007 г. по делу N КА-А41/10541-07, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А19-3197/07-Ф02-7909/07). Однако в этих же случаях можно встретить решения и в пользу налогоплательщика (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31 октября 2007 г. по делу N А05-5213/2007).

В четвертом случае налогоплательщик практически лишен шансов отстоять свои права в суде. Так, например, ФАС Уральского округа в Постановлении от 8 ноября 2007 г. по делу N А47-2657/06 указал, что в силу п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно ст. ст. 48 — 51 ГК РФ организации, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридических лиц, не приобретают правоспособность юридического лица, их действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в соответствии со ст. 153 ГК РФ. Поскольку в силу ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, то при вступлении в гражданские правоотношения субъекты должны проявлять разумную осмотрительность, так как последствия выбора недобросовестного контрагента ложатся на этих субъектов. Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если при выборе контрагента он не проявил необходимой меры осторожности и осмотрительности. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 30 января 2007 г. по делу N Ф08-114/2007-27А.

ООО «Союз» при исчислении НДС применило налоговые вычеты в отношении хозяйственной операции по поставке товара от ООО «Светлана» в адрес ООО «Союз». Соответствующие суммы были учтены ООО «Союз» в качестве расходов при исчислении налога на прибыль.

В ходе налоговой проверки налоговым органом было установлено, что поставщик — ООО «Светлана» — в Едином государственном реестре юридических лиц не значится; ОГРН и ИНН ООО «Светлана», отраженные в первичных документах, являются фальсифицированными. По указанному в первичных документах юридическому адресу ООО «Светлана» отсутствует.

В рассматриваемой ситуации у налогового органа имеются все основания отказать ООО «Союз» в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в связи с фиктивностью хозяйственной операции и фактическим отсутствием поставщика — ООО «Светлана».

Степень ответственности налогоплательщика за действия поставщиков зависит также от места «дефектного» поставщика в цепочке поставки товара.

Читать также:  Отложенные налоговые активы какой счет

Так, в обычных условиях, при отсутствии между участниками хозяйственных операций признаков взаимозависимости и аффилированности, ответственность налогоплательщика, как правило, возможна только в связи с действиями своего прямого поставщика (с учетом изложенных выше «групп риска»). Согласно преобладающей позиции арбитражных судов за действия и правосубъектность субпоставщиков второго, третьего и т.д. звена налогоплательщик ответственности не несет. Так, Высший Арбитражный Суд РФ в Определении от 8 октября 2007 г. N 12087/07, ФАС Поволжского округа в Постановлениях от 7 июня 2007 г. по делу N А65-24372/06, от 13 ноября 2007 г. по делу N А65-7736/2006, от 27 ноября 2007 г. по делу N А65-24906/2006-СА2-8 отметили, что выбор субпоставщика не находится под контролем налогоплательщика, прямые договорные и иные экономические отношения между налогоплательщиком и субпоставщиками отсутствуют, в связи с чем в данном случае нельзя говорить о какой-либо неосмотрительности и неосторожности налогоплательщика.

ООО «Союз» закупает товары по договору поставки у ООО «Светлана». В свою очередь, ООО «Светлана» приобретает данные товары у ООО «Ромашка». Таким образом, имеет место следующая последовательность поставки товара: ООО «Ромашка» — ООО «Светлана» — ООО «Союз». Между ООО «Союз», ООО «Светлана» и ООО «Ромашка» признаки взаимозависимости отсутствуют.

В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что ООО «Ромашка» не выполняет своих налоговых обязанностей: налоговая отчетность организацией не сдается, налоги не уплачиваются. По юридическому адресу ООО «Ромашка» не находится. В связи с этим налоговый орган отказывает ООО «Союз» в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в отношении рассмотренной выше операции по поставке товаров.

В данной ситуации у ООО «Союз» имеются все шансы отстоять свои права в суде, поскольку «дефектный» поставщик — ООО «Ромашка» является по отношению к ООО «Союз» субпоставщиком второго звена; прямые договорные связи между ООО «Союз» и ООО «Ромашка» отсутствуют. Соответственно, ООО «Союз» в рассматриваемом случае по общему правилу не может нести ответственность за действия (бездействие) ООО «Ромашка».

Надеемся, что изложенные выводы и рекомендации станут полезными многим налогоплательщикам при определении степени налоговых рисков в части хозяйственных взаимоотношений с контрагентами.

Как быть, если поставщик оказался недобросовестным: советы практикующего налогового юриста

Столичные налоговые юристы утверждают: в этом году в Москве и области в подавляющем большинстве судебных споров о недобросовестных контрагентах побеждают инспекции. Ранее мы писали о том, каким образом компании и предприниматели могут обезопасить себя еще на стадии заключения сделки. А в настоящей статье генеральный директор юридической фирмы «Джей-компания» Сергей Семешкин расскажет, что делать налогоплательщикам, которых уже оштрафовали из-за «проблемных» поставщиков.

Основное доказательство налоговиков — свидетельские показания лже-директора

Если предприятие-поставщик не отчитывается перед ИФНС и не платит налоги, то страдают в первую очередь его клиенты. В том числе и те, кто даже не догадывался о недобросовестности своего контрагента. Происходит это так: во время проверки налоговики обнаруживают, что один из поставщиков неблагонадежен. Тогда ревизоры вызывают человека, который по данным ЕГРЮЛ числится руководителем данной фирмы-партнера, и опрашивают его. Чаще всего директор заявляет, что название возглавляемой им организации слышит впервые, и никаких документов не подписывал. Более того, многие лже-руководители, по их словам, потеряли свои паспорта, и «кто-то ими воспользовался».

Налоговики заносят это в протокол и объявляют, что проверяемое предприятие не проявило должной осмотрительности при выборе поставщика. На этом основании аннулируют расходы, вычет «входного» НДС, и штрафуют по статье 122 НК РФ. При этом фискалов не заботит, что никаких иных доказательств, кроме свидетельских показаний, у них нет. В такой ситуации налогоплательщику остается лишь самому подготовить грамотные аргументы в свою защиту.

На недобросовестного поставщика следует пожаловаться в милицию

Обычно налогоплательщики оспаривают решение по проверке в вышестоящем налоговом органе, затем в суде. Мы рекомендуем сделать еще и промежуточный шаг: перед обращением в арбитраж написать заявление в правоохранительные органы. Форма такая же, как в случае любого другого преступления (например, ограбления). В заявлении сообщить о том, что неизвестное лицо подписало документы от имени компании-поставщика, чем нанесло ущерб покупателю. А также попросить найти человека, поставившего свой автограф на договоре, и привлечь его к ответственности. Возможно, милиционеры и впрямь отыщут виновника, ведь у сотрудников ОВД есть возможность установить, кто управлял расчетным счетом недобросовестной организации-контрагента.

Надо сделать так, чтобы налоговики тоже проходили по уголовному делу

Кроме того, при обращении в милицию следует назвать еще одного виноватого — ИФНС, где зарегистрирован «проблемный» продавец. Действительно, у налоговиков есть полномочия контролировать действия по созданию юридических лиц и открытию банковских счетов. Цель контроля — не допустить, чтобы хозяйственные операции совершались без ведома лиц, указанных в ЕГРЮЛ. Однако инспекции не только не принимают превентивных мер, но отказываются делать что-либо, даже когда их информируют об уже свершившихся фактах.

Приведу пример. В одном из налоговых споров, где мы представляли интересы организации-покупателя, в арбитраж вызвали директора фирмы-поставщика. Выступая в качестве свидетеля, он сообщил, что еще несколько лет назад с удивлением узнал о своей должности руководителя. Тогда же он заявил в инспекцию, что фактически директором не является, и попросил разобраться в ситуации. Налоговики должны были заблокировать счет предприятия и выяснить, кто же на самом деле заключает сделки от имени фиктивного руководителя. Но инспекторы не предприняли никаких мер. В результате недобросовестный поставщик продолжал безнаказанно действовать, а пострадала вполне благонадежная организация.

Отстаивая свои интересы, компания-покупатель может попробовать призвать к ответственности налоговиков за их бездействие. Теоретически это возможно, так как постановление о возбуждении уголовного дела утверждается прокуратурой. А она вправе дать предписание органу или лицу, виновному в причинении ущерба, об устранении нарушения. Другими словами, инспекцию могут обязать самостоятельно проводить мероприятия по выявлению «неустановленных лиц», подписывающих документы вместо зарегистрированных в реестре руководителей.

Но даже если этого не произойдет, налогоплательщик не останется в проигрыше. Независимо от своего исхода уголовное дело будет хорошим подспорьем во время предстоящего арбитражного спора с инспекцией. К тому же оно поможет отвести уголовную ответственность от директора «пострадавшей» компании.

О чем ходатайствовать в арбитраже

Теперь пришло время оспорить решение по налоговой проверке в арбитражном суде. Основная задача налогоплательщика — убедить судей, что показания лже-руководителя поставщика не говорят о недобросовестности компании-покупателя. Цель, очевидно, будет достигнута в случае, когда договор подписан новым директором, тогда как показания давал прежний глава фирмы. Такое возможно, если на предприятии произошла смена руководителя, но налоговый орган об этом не извещен, и в реестре юридических лиц значатся устаревшие сведения. Получается, что проверяющие опрашивают того директора, который проходит по их документам, хотя на самом деле он давно переизбран. Причем его преемник подписывает договоры с полным основанием, поскольку его полномочия не зависят от факта уведомления ИФНС.

К сожалению, налоговики при проверке не интересуются, является директор бывшим или действующим. Поэтому изучать данный вопрос придется налогоплательщику. Для этого в рамках арбитражного процесса он должен ходатайствовать об истребовании регистрационного дела поставщика. Если окажется, что опрашиваемое лицо уже не занимает должность руководителя, то его показания не будут являться доказательством недобросовестности компании-покупателя.
Кроме того, нельзя исключать, что директор при опросе говорит неправду. Будучи лицом заинтересованным, он может и не признаться, что на договорах стоит его автограф. Подтвердить, либо опровергнуть его слова можно лишь при помощи почерковедческой экспертизы. Ходатайствовать о ее проведении должен именно налогоплательщик, потому что ИФНС этого обычно не делает. Даже если суд отклонит ходатайство, вышестоящие инстанции, возможно, учтут, что данный вопрос не исследован, и не подтвердят решение, положительное для инспекции. Но следует иметь в виду: просить об экспертизе почерка целесообразно только в случае, когда подпись свидетеля похожа на подпись, стоящую в первичных документах. При отсутствии сходства нужно признать, что директор, скорее всего, говорит правду.

В суде необходимо доказать, что сделка фактически состоялась

Чтобы отстоять свое право на вычет НДС и расходы, покупателю обязательно нужно продемонстрировать судьям реальность сделки. Проще говоря, рассказать, (и подтвердить документально) где сейчас находится и как используется товар, полученный от сомнительного продавца. Например, назвать адреса объектов, на которых установлены температурные датчики определенной марки, закупленные у поставщика.
Сразу оговоримся — сегодня такие доводы крайне редко производят на судей впечатление. И, тем не менее, о реальном характере сделки следует заявить, чтобы данные аргументы фигурировали в тексте судебного постановления. Велика вероятность, что в ближайшем будущем Конституционный суд решит: нельзя привлекать покупателя к налоговой ответственности на основании одних только показаний руководителя фирмы-поставщика. И тогда судебные дела, выигранные налоговиками, можно будет пересмотреть. Тут и пригодится реальность сделки, которая очевидно станет решающим доводом в пользу налогоплательщика. Добавим, что подобные прецеденты уже случались в судебной практике. Так, в 90-е годы московские инспекторы выигрывали все споры о незаконном введении в столице налога с продаж. Потом появилось положительное для плательщиков определение КС РФ, и большинство решений удалось изменить «задним числом».

От редакции

Мы изучили самую свежую арбитражную практику по данному вопросу и выяснили, что компании-покупатели проигрывают арбитражные дела из-за «проблемных» контрагентов не только в Москве и области, но и в большинстве других округов. В частности, судьи Западно-Сибирского округа пришли к выводу, что «субъект предпринимательской деятельности обязан соблюдать определенного рода осторожность при выборе контрагентов по договору…». Соответственно, налогоплательщику отказали в праве на вычет НДС (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.09 № Ф04-5155/2009(13390-А46-34)). В другом округе — Поволжском — суд исходил из того, что «заявитель был свободен в выборе партнеров и должен был проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволит ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов в сфере налоговых правоотношений». Данное дело также проиграно налогоплательщиком (постановление ФАС Поволжского округа от 08.09.09 № А65-26375/07). Аналогичные вердикты принимают федеральные арбитражные суды Центрального, Восточно-Сибирского и Дальневосточного округов.
Но в трех округах — Северо-Западном, Центральном и Северо-Кавказском — суды лояльны к налогоплательщикам. Здесь показания лже-директоров, как правило, не принимаются в качестве допустимого доказательства (см, например, постановления ФАС Центрального округа от 02.09.09 № А14-11246/2008 360/28, ФАС Северо-Западного округа от 18.09.09 № А56-40001/2008, ФАС Северо-Кавказского округа от 29.06.09 № А53-11151/2008-С5-37).

Компаниям под силу опровергнуть любые обвинения в связи с однодневками

Вполне возможно, что сейчас компания не работает с однодневками, но она могла сотрудничать с ними раньше. А под налоговую проверку попадают последние три года работы компании.

Более того, зачастую компания даже не подозревает о том, что ее реальный поставщик работает с нею через «помойку». Ведь при большом количестве поставщиков, многие из которых находятся в других городах, невозможно встретиться с каждым лично.

Поэтому я расскажу о том, как спокойно пройти налоговую проверку и отбиться от претензий в связях с однодневками.

Инспекторы находят контрагентов однодневок по выпискам из банков.

В попытке обвинить компанию в связях с однодневками инспекторы будут собирать доказательства и анализировать их различными способами. Так, обнаружив сомнительного контрагента, инспекторы начнут доказывать намеренную связь с ним. Для этого будет оцениваться не только количество сделок с ним, но и их качество. Также налоговики попытаются обосновать неосмотрительность компании в выборе контрагента. Затем перейдут к доказыванию экономической необоснованности расходов по сделке, обращая внимание на ее нецелесообразность и отсутствие экономического эффекта. И в конце концов придут к доказыванию нереальности сделки, так как сделки с однодневками существуют только на бумаге, а в действительности они не могли быть совершены.

Читать также:  Когда перечислять налоги при увольнении работника

Как правило, налоговики не проверяют сами однодневки, так как проверять их хозяйственную деятельность с точки зрения налоговых поступлений бессмысленно. Но зачастую они действуют в обратном порядке – проверяют однодневку для того, чтобы получить выписки по ее счетам и добраться до ее контрагентов. Обнаружить однодневку очень просто по следующим признакам: это массовый учредитель, заявитель или адрес компании. По полученным выпискам выявляются контрагенты, перечислявшие значительные суммы, и дальше налоговики анализируют деятельность этих компаний. В частности, смотрят их бухгалтерский баланс, наличие имущества, размер уставного капитала, налоговую отчетность. После чего компания признается «неблагонадежной» и инспекторы включают ее в план выездных налоговых проверок.

Аргументы налоговиков, которые не срабатывают в суде.

Несмотря на то что в законодательстве нет определения однодневки и ее признаков, налоговики приводят целый ряд аргументов в суде в пользу того, что контрагент компании – однодневка. Эти же аргументы пишут в своих решениях по итогам проверки. Мы условно разделили их на три группы: легкие, средней сложности и сложные. Имеется в виду, насколько легко или сложно компании опровергнуть эти аргументы в суде. Начну с легких аргументов:

– юридический адрес контрагента является адресом массовой регистрации;

– контрагент не работает по юридическому адресу, а его фактический адрес неизвестен;

– контрагент не представляет отчетность в налоговую инспекцию;

– контрагент сдает или нулевую отчетность, или с незначительными показателями;

– спорные финансово-хозяйственные операции в налоговой отчетности контрагента не отражены;

– руководство контрагента – в розыске;

– невозможно провести встречную проверку: контрагент уклоняется от представления документов, руководитель игнорирует вызовы в инспекцию, фактический адрес и телефон неизвестны.

Сами по себе эти аргументы, как правило, в суде не срабатывают. Ведь тот факт, что контрагент нарушает свои налоговые обязанности, еще не доказывает получение проверяемой компанией необоснованной налоговой выгоды*. ( Пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г № 53)

Налоговая выгода может быть признана необоснованной только в том случае, если сами налоговики докажут, что компания при выборе контрагента действовала без должной осмотрительности и ей было известно о тех нарушениях, которые допускает контрагент. Например, это возможно в ситуации, когда компания и контрагент взаимосвязаны. То есть налоговики должны доказать аффилированность двух компаний, чтобы легкие аргументы инспекторов сработали в суде.

Но таких доказательств налоговики, как правило, представить не могут. И если компания продемонстрирует суду, как она проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, то суды примут решение в пользу компании. Ведь сами по себе, скажем, адрес массовой регистрации или непредставление отчетности не являются основанием для отказа в вычете по НДС. Если инспекторы напишут в решении те аргументы, которые мы отнесли к легким, то при оспаривании этого решения можно воспользоваться доводами, которые судьи изложили в постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа от 25 сентября 2009 г. № А32-15701/2008-70/159, ФАС Московского округа от 2 февраля 2009 г. № КА-А40/13417-08.

Еще компанию часто обвиняют в том, что она работает с контрагентом, который не отчитывается в инспекцию. На это можно возразить, что все данные о налоговой отчетности и суммах уплаченных налогов по статье 102 НК РФ – налоговая тайна. И поэтому их невозможно запросить в инспекции и получить в открытом доступе. (Постановления ФАС Поволжского округа от 6 сентября 2007 г № А12-1085/07, ФАС Центрального округа от 10 октября 2007 г № А36-88/2007)

По аргументам средней сложности пока нет однозначной судебной практики.

Но есть и такие аргументы инспекторов, по которым судебная практика неоднозначна. Мы назвали их аргументами средней сложности:

– у контрагента не только массовый адрес регистрации, но и массовый руководитель или учредитель. То есть на имя одного учредителя или руководителя зарегистрировано более 50 других компаний;

– на счетах контрагента обнаружены значительные денежные суммы, которые он не отражал в своей налоговой отчетности;

– на счетах контрагента нет платежей, которые подтверждали бы реальность его деятельности. То есть нет арендных платежей, оплаты складских помещений, электроэнергии, воды, телефона, транспортных услуг. Активы, за исключением уставного капитала, отсутствуют. Среднесписочная численность – один человек;

– платежи в адрес недобросовестного поставщика составляют большой процент от числа общих расходов компании;

– в целом у компании недобросовестных контрагентов гораздо больше, чем добросовестных;

– на счета контрагента поступают разноплановые платежи, например за нефть, грабли, веники и т. д.

По этим аргументам есть решение в пользу компаний. Например, постановление ФАС Центрального округа от 20 мая 2009 г. № А62-3005/2008. Инспекторы сняли расходы и вычеты по НДС из-за того, что контрагенты были зарегистрированы по адресу массовой регистрации, не сдавали отчетность, а их директора были учредителями большого количества других компаний. Еще у контрагентов не было персонала, складских помещений, своего транспорта и основных средств.

Но суд встал на сторону налогоплательщика. Судьи отметили, что контрагенты зарегистрированы в установленном порядке, а первичные бухгалтерские документы, которые они выдали, отвечают всем требованиям законодательства. НК РФ не возлагает на налогоплательщика обязанности по проверке деятельности его контрагентов, следовательно, названные факты и невозможность проведения встречных проверок сами по себе, вне связи с другими обстоятельствами, не могут служить объективным признаком недобросовестности налогоплательщика и подтверждать получение им необоснованной налоговой выгоды. Кроме того, ИФНС не представила доказательств, что налогоплательщик знал либо должен был знать о нарушениях, допущенных его контрагентами.

Однако подобные решения судей единичны. Поэтому по аргументам средней сложности во многом исход дела будет зависеть от того, какие доказательства представят налоговики и сможет ли компания доказать реальность сделки. А задача налогоплательщика в данном случае акцентировать внимание суда на недоказанности определенных фактов.

Даже по сложным аргументам вышло позитивное судебное решение.

Но есть и такие аргументы в запасе налоговиков, которые достаточно сложно оспорить в суде:

– руководитель контрагента дал показания о том, что он непричастен к деятельности компании. Есть протокол допроса;

– экспертиза подписи на первичных документах от контрагента подтвердила, что бумаги подписаны неустановленными лицами;

– «первичка» подписана директором, который к тому моменту уже числился умершим. У налоговиков есть свидетельство о смерти;

– «первичка» подписана не тем генеральным директором, который зарегистрирован в ЕГРЮЛ;

– сотрудники милиции получили письменные свидетельские показания, которые опровергают достоверность документов от контрагента.

Но и по этой непростой аргументации совсем недавно появилось решение Высшего арбитражного суда в пользу компаний – постановление ВАС РФ от 20 апреля 2010 г. № 18162/09. Компания сумела отбиться от таких железных доказательств налоговиков, как экспертиза подписей и свидетельские показания директоров, по которым они не имеют отношения к деятельности контрагентов.

ВАС РФ вынес положительное решение, учитывая следующие доказательства. Из банковских выписок однодневок следовало, что они приобретали электроды и продавали их не только Муромскому стрелочному заводу, чье дело рассматривалось в суде, но и другим покупателям, с которыми хозяйственные отношения велись также на постоянной основе. Кроме того, однодневки покупали упаковочные материалы, оплачивали услуги по автоперевозкам. А далеко не каждая однодневка может предъявить такой послужной список.

В подтверждение реальности своих хозяйственных операций Муромский стрелочный завод в суд представил путевые листы, товарно-транспортные накладные, доверенности, оформленные на тех, кто доставлял товар от однодневок до завода, а также имелись их свидетельские показания. Были представлены и доказательства списания приобретенных материалов в производство.

Но и это еще не все. Как доказательство проявления должной осмотрительности завод представил на контрагентов копии учредительных документов, решения о создании, свидетельства о государственной регистрации и постановке на налоговый учет, выписки из ЕГРЮЛ.

Это решение ВАС РФ дает надежду тем компаниям, которые нечаянно оказались связаны с однодневками и совершали с ними реальные хозяйственные операции. Перечисленные мною доказательства, которые завод представил в суд, чтобы выиграть дело, по сути, могут являться для таких компаний перечнем документов, которыми необходимо запастись, чтобы доказать реальность своих хозяйственных операций, снять с себя обвинения налоговиков и получить свой законный вычет по НДС.

Но можно попытаться оспорить и другие сложные аргументы. Так, например, протокол допроса. На одном из процессов, на котором мы защищали компанию от претензий налоговиков на сумму более чем 200 млн рублей, свидетели отказались от всего. Директор заявил, что не участвовал в регистрации компании и не заверял банковскую карточку с подписями. Мы через суд ходатайствовали о направлении запроса нотариусам. Их ответы о том, что карточки действительно были у них заверены, поставили под сомнение достоверность протоколов допроса. Судья удивился, почему налоговики сами не проверили свидетельские показания. Тем более что они являются лишь косвенным, а не прямым доказательством.

Экспертиза подписи может быть признана недопустимым доказательством, если эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

А в случае, если «первичка» подписана не тем директором, который зафиксирован в ЕГРЮЛ, можно представить решение учредителей о назначении другого человека директором. Ведь фиксация в ЕГРЮЛ производится постфактум, то есть после того, как новый директор назначен учредителем. И то, что контрагент не потрудился внести изменения в ЕГРЮЛ, не лишает нового директора полномочий.

Как построить защиту в суде, если контрагент – однодневка.

Предположим, компания получила решение по итогам налоговой проверки. В нем она может обнаружить набор доводов и аргументов из нашего списка. В одном решении могут быть и легкие, и средней сложности и сложные аргументы. Все зависит от того, какие доказательства соберут налоговики.

И хотя по закону налоговики должны сами доказать законность своего решения, на практике это не так. В суде компании придется обосновать, что все ее хозяйственные операции реальны, а при выборе контрагентов она проявила должную осмотрительность. По сложившейся арбитражной практике ясно: судьи сочтут, что компания проявила осторожность, если она затребовала у контрагента учредительные документы, свидетельства о госрегистрации и постановке на налоговый учет, документы, подтверждающие личность руководителя, лицензии, выписку из ЕГРЮЛ.

Однако все чаще встречаются дела, из которых видно, что кроме этого стандартного набора документов важно пояснить суду обстоятельства заключения и исполнения договора. Судья может попросить, чтобы ему подробно в письменной форме пояснили: по какому принципу выбирался контрагент, где был заключен договор, кто был контактным лицом и какой его номер телефона, как по договору поставлялся товар или выполнялись работы.

Подтвердить реальность сделки можно всеми доступными способами.

В нашей практике мы подтверждали реальность хозяйственных операций наших клиентов всеми возможными способами. Например, по банковской выписке был описан полностью весь процесс совершения хозяйственной операции. Для этого даже пришлось запросить часть документов в ЦБ РФ, так как они были ранее туда направлены.

Кроме того, было собрано максимальное число письменных пояснений сотрудников. Например, водителей, которые забирали товар, описывали свои поездки: куда они ездили, с кем контактировали, кто подписывал и передавал документы.

Бухгалтеры составляли справки, распечатывали счет 44 и даже представляли сведения по учету возвратных отходов.

Но самое главное – это лишить налоговую инспекцию доказательств, опровергнув их или признав недопустимыми. Кроме того, важно еще обратить внимание и на возможные процессуальные нарушения со стороны налоговиков.

Статья напечатана в журнале «Семинар для бухгалтера» № 8, 2010

Источники:

Ответственность по неблагонадежным контрагентам

http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a53/666486.html

http://www.pnalog.ru/material/otvetstvennost-nalogoplatelshika-kontragenty

http://www.buhonline.ru/pub/experience/2009/9/2202

http://www.klerk.ru/buh/articles/196359/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector